Русская икона 15-17 веков, на мой взгляд стала квинтэссенцией образа души русского православного христианина. Подобно выбранному пути развития иконописи, под ее сенью и влиянием сформировалась и философия народа. Западное христианство стремилось сделать Благую Весть более доступной и понятной. С этой целью Западная Церковь пыталась духовное содержание приблизить к реальной материальной жизни, поэтому в Западной Европе церковное искусство становилось всё более реалистичным иллюстрированием Библии. В отличие от западного – реалистического пути, восточная иконопись требует большой душевной работы. При своем обращении к иконе мы восходим от образа к Первообразу. Отметая обыденное. Здесь реализовывалась идея поднятия самого человека до уровня духовного бытия, и проповедь Евангелия строилась по пути восхождения чувств и разума: от видимого — к умозрительному, от изображения — к символу и знаку. Со временем икона стала своего рода знаковым изображением, духовным текстом, который способствует внутреннему созерцанию, молитвенному состоянию, искреннему общению с Богом в глубине своей души, но не для возбуждения воображения и мечтательности. Икона стала окном в невидимый духовный мир. Неоспоримо огромное влияние церковного искусства, и непосредственно иконы на дальнейшее формирование литературы, искусства и такого абстрактного но вместе с тем и реального понятия для западного человека как «русская душа». Только человек выросший в аскетизме православия, каждый день соприкасаясь со святыми образами, с детства пребывает в большом душевном труде. Таким образом, для нас реально то, для осознания чего многим необходимо пройти долгий путь душевного совершенствования.